Ngayong araw: Mayo 24 2019
Ruso Ingles Griyego latvian Pranses Aleman Chinese (Simplified) Arabe Hebrew

Ang lahat na magiging interesado ka sa pag-alam tungkol sa Cyprus sa aming website Cyplive.com
ang pinaka-nakapagtuturo mapagkukunan tungkol sa Cyprus sa runet
CIPS против SWIFT: на карте стоит финансовая гегемония Китая в Евразии

CIPS против SWIFT: на карте стоит финансовая гегемония Китая в Евразии

Abril 8 2019 | Pinagmulan: EADaily |Автор: Николай Проценко
Mga Tag: Экономика, Аналитика, Китай, Россия, Банки, Санкции

Присоединение ряда российских банков к китайской системе международных платежей в юанях CIPS (Cross-Border Interbank Payment System, или China Interbank Payments System) пока не выглядит полноценной альтернативой основной международной системе передачи банковской информации и совершения платежей SWIFT. Однако о наиболее выгодном для России формате участия в китайской платформе нужно договариваться уже сейчас, поскольку в долгосрочной перспективе CIPS может стать одной из главных основ китайского доминирования в экономике Евразии.

«Что касается сотрудничества в сфере платежных систем, уже ряд банков подключились к китайской системе CIPS, что позволило упростить процедуру маршрутизации платежей. Вы знаете, Банк России создал систему СПФС — систему передачи финансовых сообщений, ее экспортная версия была презентована в конце прошлого года, сейчас мы активно ее показываем всему миру, в том числе в Китае. Надеемся, что китайские банки будут активнее ее рассматривать и рассматривать возможность подключения», — заявил начальник управления отношений с иностранными регуляторами департамента международного сотрудничества Банка России Владимир Шаповаловна прошедшем в конце марта VIII международном форуме Россия — Китай.

Запуск системы CIPS состоялся в октябре 2015 года, первый перевод в юанях был проведен из Китая в Люксембург в адрес компании IKEA. До этого основным каналом международных переводов в юанях выступали офшорные банки в Гонконге, Сингапуре и Лондоне. Оператором системы является Шанхайская компания по трансграничным межбанковским платежным расчетам, которая находится в ведении Национального банка Китая.

В целом в системе два уровня. Прямые участники — денежно-кредитные банковские учреждения, зарегистрированные на территории Китая, — могут открывать счета и вести через CIPS операции по трансграничным платежам в юанях. Непрямые участники (одним из условий для них является управление операциями в Китае) не имеют возможности открывать счета, расчетные операции за них проводят непосредственные участники системы. В момент запуска CIPS, когда юань уже вошел в пятерку наиболее распространенных в мире расчетных валют, утверждалось, что система позволит компаниям вне Китая осуществлять расчеты в юанях со своими контрагентами в КНР напрямую, без различных промежуточных стадий, и это сделает расчеты более быстрыми и менее затратными.

В России участие в системе CIPS изначально рассматривалось в контексте международных санкций, которые потенциально угрожают и проведению трансграничных платежей через систему SWIFT, в которой каждый участвующий в таких операциях банк обладает собственным кодом (например, у Сбербанка он выглядит как SABRRUMM, у ВТБ как VTBRRUMM и т. д.). Начиная с 2014 года, представители SWIFT не раз заявляли, что отключения России от этой системы из-за санкций не будет — в частности, ровно год назад об этом говорил на форуме в Москве генеральный директор корпоративного сообщества SWIFT Готфрид Лайбрандт. Однако российские банкиры хорошо помнят, что отключению от SWIFT уже дважды подвергался Иран — сначала в 2012 году (ограничение было снято в 2016 году в рамках общей отмены санкций против Исламской Республики), а затем в ноябре прошлого года, когда блокировка охватила операции 70 иранских финансовых организаций, включая 14 крупнейших банков. Угрозы отключить SWIFT звучати в адрес банковской системы Венесуэлы.

«Большая часть российского банковского сообщества вообще скептически относится к возможности того, что России отключат доступ к системе SWIFT — это будет совершенно другой уровень в сравнении с теми санкциями, которые уже введены. Такая мера предпринималась в отношении Ирана, но это произошло после того, когда санкционное давление на Иран прошло целый ряд стадий. Антироссийские санкции сейчас выглядят в большей степени как поддержание некоего информационного фона, однако полностью сбрасывать со счетов риск отключения от SWIFT вряд ли стоит», — комментирует генеральный директор аналитического агентства «БизнесДром» Павел Самиев.

Среди российских банков, заявивших о присоединении к китайской CIPS, первыми были те, которые активно участвуют в коммерческих операциях с КНР. В частности, в мае 2016 года такое решение принял владивостокский Примсоцбанк, руководство которого заявило, что система CIPS дает ряд преимуществ для участников юаневых расчетов, причем не только с Китаем, но и с третьими странами. В частности, говорилось, что увеличивается время для приема платежей, и это дает больше возможностей российским бизнесменам для проведения расчетов в юанях со своими контрагентами день в день, а также сокращается время на обработку платежей в юанях на территории Китая.

Тогда же, в мае 2016 года, состоялось подписание соглашения между российским Транскапиталбанком (ТКБ) и пекинским Industrial and Commercial Bank of China Ltd. о присоединении ТКБ к системе CIPS в качестве непрямого участника при содействии банка «АйСиБиСи», который является основным банком — корреспондентом ТКБ в юанях. Кроме того, начат процесс присоединения к CIPS банков других стран ЕАЭС. Несколько дней назад об этом первым в Казахстане заявил Altyn Bank, основным акционером которого является китайский финансовый холдинг China CITIC Bank Corporation Ltd.

С точки зрения использования и перспектив развития, CIPS имеет несколько ограничений, отмечает российский китаист Георгий Кочешков: во-первых, она ориентирована на юаневые переводы, во-вторых, на сегодняшний день число её участников гораздо меньше, чем у SWIFT, а в-третьих, CIPS пока сама активно использует технологии SWIFT и имеет с ней меморандум о взаимопонимании. Согласно данным официальных сайтов двух систем, SWIFT сейчас используют более 11 тысяч различных финансовых организаций по всему миру, в то время как в CIPS имеется 31 прямой участник (всё это так или иначе банки, зарегистрированные в КНР, хотя в их число входят и китайские филиалы CITIBANK, Standard Chartered Bank, JPMorgan Chase Bank, Bank of Tokyo-Mitsubishi UFJ или Deutsche Bank) и 829 непрямых участников. Среди последних 634 приходятся на Азию, а 355 — непосредственно на материковый Китай.

«Таким образом, на сегодняшний день, кроме как для расчётов с Китаем, CIPS широко использовать затруднительно — пока это, скорее, дополнение, а не полноценная альтернатива SWIFT. Но вместе с собственным развитием CIPS, которое, похоже, идёт достаточно быстро, с ростом числа юаневых операций в мире в целом, да и экономического влияния Китая вообще, возможностей для использования CIPS явно будет всё больше. Однако и в будущем всё равно наверняка останется „юаневое“ ограничение и если Россия хочет развивать расчёты с другими странами за собственные национальные валюты, а не просто перейти от торговли за доллары к торговле за юани, нужно что-то ещё, помимо перехода на CIPS», — резюмирует Георгий Кочешков.

Похожей точки зрения придерживается Павел Самиев: «Главное — не технологические особенности системы, а количество присоединившихся к ней стран. Любая система, подобная CIPS, обретает будущее лишь в том случае, когда выходит на полноценный международный уровень. Двусторонние или локальные системы этого типа ограниченны в развитии, и даже несмотря на масштаб китайского рынка и его значимость для России, пока CIPS никак не заменяет SWIFT. В этом смысле очень перспективна разработка европейского аналога SWIFT, в котором Россия также принимает участие. Если такой же международный формат с участием разных стран приобретет система CIPS, можно будет говорить о ее значительных перспективах».

В конечном итоге CIPS выглядит как один из ключевых инфраструктурных элементов финансовой гегемонии, на которую сегодня претендует Китай как минимум в макрорегиональном масштабе Юго-Восточной Азии. Исследования таких крупных макросоциологов и экономистов, как Джованни Арриги и Иммануил Валлерстайн, показывают, что именно доминирование в финансовой сфере является завершающим элементом выстраивания любой системы гегемонии в мировой экономике, следующим за преобладанием в производстве и торговле. Поэтому, состоявшись в качестве новой «мастерской мира» и крупнейшего коммерческого хаба, Китай логичным образом стремится сформировать собственные правила игры и в глобальных финансах.

«Очередной скачок в финансовых технологиях как относительно короткий и интенсивный процесс сегодня совпал, а точнее, наложился на более фундаментальный процесс борьбы за лидерство в мировом экономическом хозяйстве. SWIFT — это не столько технологическая платформа, сколько набор правил и даже договоренностей по сотрудничеству между крупнейшими банками мира, согласно которым банки осуществляют переводы на счета своих клиентов за рубеж. Начиная с 1973 года, когда возникла платформа SWIFT, она неоднократно модернизировалась, и сейчас это глобальная сеть, объединяющая практически все страны мира и все более-менее крупные банковские сети. Запуская свой проект CIPS, Китай, в общем-то, скопировал SWIFT. Участие в нем той или иной страны, в том числе и России, перспективно настолько, насколько реальны перспективы Китая стать лидером мировой экономики, а затем уже и лидером мировой финансовой системы, что не одно и то же. Тенденция очевидна, но сроки непредсказуемы, поскольку акселератором этого процесса станет, скорее всего, очередной экономический или финансовый кризис, предсказать наступление которого ещё никому не удавалось», — комментирует доцент кафедры экономической теории Санкт-Петербургского государственного электротехнического университета (ЛЭТИ), автор книги «Теория денег: от золота к криптосистеме обмена» Александр Яковлев.

Сегодня собственная национальная платежная платформа, отмечает эксперт, оказывается, по сути, аналогом собственной валюты. В России в этом качестве выступает система СПФС, уже имеющая и экспортную версию. Первая системная транзакция в ней с участием небанковской организации была совершена НК «Роснефть» в декабре 2017 года, с того моменте к СПФС присоединились около 500 участников, включая крупнейшие российские финансовые институты и компании. Однако, добавляет Яковлев, не надо путать национальную систему платежей и международную: одно в принципе не исключает другое. К тому же система SWIFT активно эволюционирует в соответствии с последними трендами в финансовом мире: в начале года, например, она объявила о начале тестирования платежного стандарта gpi на базе платформы Corda блокчейн-консорциума R3. Тем самым SWIFT продемонстрировала готовность отвечать на вызов из мира криптовалют, который бросила ей компания Ripple Inc, заявившая о планах потеснить SWIFT и стать доминирующей транзакционной системой в мире. Как сообщал в прошлом году агентству Bloomberg глава Ripple Брэд Гарлингхаус, новый продукт xCurrent уже внедрили более ста банков, подключенных к SWIFT, включая банки ведущей испанской группы Santander.

В контексте амбиций Китая рассматривать присоединение российских банков к CIPS как еще один успех в процессе дедолларизации означает как минимум не видеть еще один принципиальный аспект в этом сюжете. «Китай рассчитывает сделать CIPS континентальной евразийской расчетной системой, и в долгосрочной перспективе SWIFT не будет доминировать в континентальной Евразии, — предполагает руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Basil Koltashov. — Поэтому проблема состоит в том, что мы присоединяемся к китайской системе, а не пытаемся создать совместную разработку. Принципиальный вопрос: будет ли евразийская расчетная система общей или же она будет именно китайской? Возможно, Китай предложит партнерам какую-то форму участия в управления ею, но в любом случае это будет китайская система».

G|translate Your license is inactive or expired, please subscribe again!