Pumunta para sa Publicity
«Bumalik sa listahan ng mga balita

balita

27.10.2017

Ito ay naging malinaw kung bakit pinalaya ng Russia ang "Medzhlis"

Турецкий суд принял решение освободить немецкого правозащитника Петера Штойдтнера и его коллегу. Эта новость только на первый взгляд выглядит второразрядной. В действительности мы имеем дело с тем, что аналитики часто называют «кремлевской многоходовочкой», направленной на повышение престижа России.

Европейские правозащитники были арестованы в Стамбуле 5 июля во время семинара под названием «Цифровая безопасность и информационный менеджмент». Всем им инкриминировали поддержку неназванной террористической организации. Накануне вечером Штойдтнер и освобожденный вместе с ним шведский правозащитник иранского происхождения Али Гарави прибыли в берлинский аэропорт Тегель.

Казалось бы, малозначимая новость из области двусторонних немецко-турецких отношений. При чем здесь Россия? Если разбираться детально, выяснится, что очень даже при чем – если бы не Москва и лично Владимир Путин, Штойдтнер со товарищи могли бы выйти на свободу очень и очень нескоро.

Первое: посредником в переговорах об освобождении немецкого гражданина, как сообщается, выступил бывший канцлер Германии Герхард Шредер. «Я очень благодарен Герхарду Шредеру за его посредничество», – заявил министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль.

Тайная встреча Шредера и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана состоялась в сентябре и, как пишет DW, «обеспечила прорыв на переговорах».

Второе: в среду Владимир Путин принял решение о помиловании руководителей «меджлиса крымско-татарского народа*» Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова. Оба политика уже находятся в Турции. По словам бывшего главы «меджлиса», депутата Верховной рады Мустафы Джемилева, именно Эрдоган выступил посредником в переговорах Москвы и Киева об освобождении заключенных.

Президент Украины Петр Порошенко в Твиттере также поблагодарил за помощь в освобождении «наших героев» лично президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

Третье: Герхард Шредер не только бывший канцлер, но и глава совета директоров компании «Роснефть». Его дружеские отношения с Владимиром Путиным – не тайна для СМИ и общества. А вот о том, что бывший канцлер находится в особых отношениях с Эрдоганом, никто никогда не слышал.

Четвертое: Киев был крайне удивлен освобождением Чийгоза и Умерова без каких-либо ответных требований со стороны Москвы. «Мы точно знаем, что это не обмен. То есть по обратному маршруту в Россию никто не поедет», – заявила замминистра информационной политики Украины Эмине Джеппарова.

Пятое: 21 октября состоялся очередной телефонный разговор Путина и Эрдогана. Как говорится в сообщении на сайте Кремля, «условлено продолжить личные контакты». А в целом «беседа носила деловой и конструктивный характер, была нацелена на укрепление взаимодействия как по двусторонней, так и по региональной повестке дня».

Наверное, достаточно. То, что освобождение меджлисовцев и европейских правозащитников – это взаимосвязанные, а не случайно совпавшие по времени события, вполне очевидно.

В результате в выигрыше (помимо самих освобожденных) оказывается лично Шредер, подтвердивший свой политический вес и способность решать деликатные проблемы не только в отношениях с Россией.

Со своей стороны, Эрдоган подтвердил свою договороспособность и готовность идти на компромиссы даже в принципиальных для него вопросах.

Но главным выгодополучателем стала Россия, решившая сразу несколько политических задач.

Во-первых, снята острота проблемы с «меджлисом». Несмотря на то, что эта украинская организация уже давно не представляет никого, кроме самих себя, в западных и в турецких СМИ по старой памяти их еще называют «представителями крымско-татарского народа». Освобождение Чийгоза и Умерова – жест доброй воли, подтверждающий, что нерешаемых проблем у крымских татар в составе России нет и быть не может. Для многочисленной крымско-татарской диаспоры в Турции это важно.

Во-вторых, освобождение «меджлисовцев» с одной стороны и немецких правозащитников – с другой подчеркнуло статус России как страны, способной разговаривать и договариваться с Турцией. Анкара позиционирует себя как самостоятельного игрока и в вопросе с беженцами, и в сирийском вопросе, и даже в НАТО держится наособицу, хотя о выходе из военной части блока, как это сделала Франция в 1966 году, речи пока не идет. В любом случае, государство, желающее чего-либо добиться от Турции, с большей вероятностью прибегнет к российской помощи.

В-третьих, демонстрация хороших личных отношений Путина и Эрдогана – это подтверждение твердости договоренностей о строительстве «Турецкого потока» и возможности глав государств решать возникающие проблемы путем компромиссов, а не давления и санкций.

В-четвертых, повышение политического статуса Шредера важно для Москвы в условиях продолжающейся неопределенности в вопросе строительства второй очереди «Северного потока» и давления Вашингтона на Берлин и другие европейские государства с целью заставить их отказаться от дешевого российского газа в пользу более дорогого сжиженного американского.

В целом проведенная операция – это столь любимая многими аналитиками mnogohodovochka в путинском стиле. И, вполне возможно, освобождение европейских правозащитников – это далеко не последний ход в этой политико-экономической игре.

Так или иначе, но Россия вновь проявила себя как значимого игрока в реальной политике, решающей судьбы людей и влияющей на экономические процессы в разных странах, а не в сомнительных пиар-шагах вроде попытки отключить российские СМИ от американских соцсетей.

И, в отличие от США, чья санкционная и силовая политика вызывает все больше и больше раздражения по всему миру, Россия занимается разрешением проблем, а не усугублением существующих и созданием новых.

* Organization, sa paggalang ng kung saan ang hukuman tinanggap ng isang inured desisyon sa pagpuksa o pagbabawal ng mga aktibidad sa mga batayan na ibinigay ng Federal Law "On Countering Extremist Aktibidad"

Pinagmulan: VIEW

May-akda: Anton Krylov

Mga Tag: Россия, Турция, Политика, Аналитика, Запад