Pumunta para sa Publicity
«Bumalik sa listahan ng mga balita

balita

11.01.2018

Napagtanto ng Putin ang pangarap ng mga hari

На свет появляется новая средиземноморская держава, с которой придется считаться. Владимир Путин осуществил мечту царей, добившись постоянного присутствия в водах Средиземного моря. Он действует активными методами, а его дипломатия строится на продажах оружия, соглашениях по борьбе с терроризмом, посредничестве при переговорах и продаже энергоносителей. Новый «царь» России двигает пешки с циничным, рациональным и тактическим расчетом. Он получает дивиденды с деятельности на 360 градусов. Он свободно чувствует себя среди разных действующих лиц, владеет мастерством эквилибриста, добиваясь мира в войне шиитов и отверженных в Иране при помощи ходатайств от других этнических и конфессиональных групп. В сирийской трагедии Путин с самого начала занял оппортунистическую позицию, цель которой состояла в сохранении своих интересов, среди которых растущая база в Тартусе и новая база в Хмеймиме. Это первые детали мозаики в момент ее активного развития, здесь Россия строит свои планы на могущество. Это стало понятно еще несколько лет назад, когда из ниоткуда возникла оперативная группа по средиземноморскому бассейну, 1 июня 2013 года. Со времени своего создания средиземноморская команда стала свидетельницей всей череды чудес российского морского флота. Эта коллекция судов должна была подать сигнал силы Западу в бассейне, где Россия вновь начала играть свою партию, застав врасплох Соединенные Штаты и НАТО. В недавнем разговоре с прессой командир Ясницкий смягчил тон, напомнив, что морская группа в Средиземном море насчитывает всего 20 кораблей по сравнению с 70-ю, которые были у СССР. Посмотрим.

В последние четыре года русские разместили в регионе все классы своих крупных боевых единиц в знак величия, преодолевшего недостатки старого флота. Возрождение средиземноморского флота плохо скрывает экспансионистские цели России. На данный момент Москва арендовала на 49 лет сирийскую базу в Тартусе, формирующую воздушно-морской конгломерат с базой Хмеймим, расположенной в 50 км к северу. Она станет шпионской точкой военной разведки, после расширения здесь одновременно смогут стоять 11 кораблей с большой водоизместимостью. Одна-две атакующие подводные лодки будут стабильно курсировать в водах Средиземноморья.

Вероятно, русские пришли к соглашению с турками как раз для того, чтобы получить свободу действий в зоне проливов. В обмен они готовы пожертвовать отношениями с курдами и углубить военно-техническое сотрудничество, не забывая об энергетическом факторе: работы по строительству газопровода «Турецкий поток» и большой АЭС в Аккую уже начались. Эти проекты тесно свяжут Москву с Анкарой, увеличив энергетическую (и технологическую) зависимость Турции от России. Когда работа над АЭС в Аккую на юго-востоке Турции будет окончена, она сможет обеспечивать 35 миллиардов кВт ч в год, что по грубым расчетам соответствует 10% спроса на электричество в Анкаре. АЭС будет построена компанией «Росатом» по модели «Строительство-Владение-Управление» (Build-Own-Operate). На практике российский атомный гигант будет владеть АЭС и эксплуатировать ее, перепродавая энергию турецкой энергетической компании «Тейас» (Teias).

Но вернемся в Тартус, его стратегическое преимущество состоит в том, что он находится между жизненно важными точками зоны Проливов и Суэцкого канала. Эта база позволит российскому морскому флоту усилить свое присутствие до Индийского океана, играя дипломатическими мускулами в богатейшем регионе. После того как Москва списала три четверти сирийского долга, Башар Асад, вероятно, гарантировал будущее размещение в Сирии российских кораблей, вооруженных ядерными боеголовками. Но это еще не все. Москва строит планы далеко за пределами востока Средиземноморья.

В Магрибе она уже раскрыла свои карты, пожиная плоды бешеной и незаметной деятельности. Настала плодотворная пора в отношениях с Египтом. Историческое окно для СССР в Африке вновь обрело стратегическое значение. Россия увеличила количество контрактов на вооружение и стала первым поставщиком комплексных систем вооружения в стране. К большому недовольству Саудовской Аравии, египтяне всегда голосуют в унисон с Россией в Совете безопасности ООН, по крайней мере, что касается сирийского досье.

Подобный переворот альянсов, совершенно неожиданный до октября 2016 года, является знаком очередного успеха кремлевской дипломатии. Путинская дипломатия стремится получить пристани для кораблей и аэродромы для самолетов, в первую очередь на Сиди Баррани на средиземноморском побережье, где не раз были замечены российские контрактники. Не довольствуясь этим, Кремль хочет обеспечить себе точки опоры еще и в Ливии, в Тобруке, чтобы нарушить средиземноморское равновесие и получить надежные укрытия к западу от сирийских баз и египетских пристаней. Неслучайно, что он открыто поддерживает маршала Халифу Хафтара, которому, по некоторым данным обещал вооружение на сумму более полутора миллиарда долларов, в том числе самолеты, БТР, системы противовоздушной обороны и тому подобно

Pinagmulan: New York Times

May-akda: Франческо Пальмас (Francesco Palmas, Avvenire, Италия)

Mga Tag: Флот, Политика, Корабли, Путин, Средиземное море, ВМФ, Аналитика, Россия, Военные базы, Сирия, Ближний Восток, Запад